Статья продается только в составе журнала

Джина Шарпа называют крестным отцом «цветных» революций.
Почетный профессор политологии, глава Института Альберта
Эйнштейна был первым ученым, с которым встретилась в США
съемочная группа программы «Идеи, меняющие мир». И это симво-
лично. Мало кому из людей науки удается при жизни увидеть, как
плоды их кабинетного труда меняют жизнь миллионов людей по
всей планете. А в случае с доктором Шарпом это именно так — его
идеи трансформируют реальность буквально в прямом эфире.

Мы попросили Эвелину Закамскую поделиться впечатлениями от личного общения с человеком, идея которого привела к тектоническим социальным сдвигам в арабском мире, а теперь — эффектом домино — грозит коснуться и всего остального человечества.
— Эвелина, в программе доктор Джин Шарп, даже с поправкой на преклонный возраст, предстает не слишком эмоциональным человеком. Вежливый, но холодный, с бесстрастным взглядом… Может быть, это эффект камеры? Какие впечатления были у вас?
— У меня не было к нему предвзятого отношения. На фотографиях, которые можно найти в Интернете, особенно на тех, где он помоложе, — да, он может восприниматься как некий зловещий персонаж. А в жизни, за кадром, это такой «дедушка».

Улыбчивый, очень доброжелательный, немного застенчивый. Неожиданным было и то, насколько бедно он живет, как скромно одет. Холодный неуютный дом, аскетизм, возведенный в какую-то крайнюю степень. При этом он ухожен, в быту и в работе ему помогают студенты.
Надо видеть, насколько трепетно они к нему относятся. С каким благоговением и почтением смотрит на него его ассистент, девушка из Афганистана, даже если принимать во внимание мусульманскую ментальность и традиционный пиетет к старшим. Такое красивое, искреннее, дочернее чувство, которое подкупает, создает определенное настроение: ты тоже смотришь на него другими глазами, не как на отрицательного персонажа. Кроме того, это глубоко пожилой человек. Запись заняла несколько часов, и физически господину Шарпу было нелегко. Мы делали длительный перерыв, чтобы наш герой мог отдохнуть. Безусловно, это определяло и тон беседы — просто из уважения к его возрасту.

Подробнее читайте на страницах журнала "В мире науки" №10_2013.