Статья продается только в составе журнала

Вспышка какого-либо инфекционного заболевания — тяжелое испытание для детей. Мало того что они целый день находятся в среде (будь то школа или детский сад), изобилующей вирусами и бактериями, у них еще нет защитных механизмов, которые вырабатываются только с возрастом. Можно сказать, что большинство инфекций — от ветряной оспы до кори — служат своего рода «входным билетом» во взрослую жизнь. Грипп в этом ряду стоит особняком. Анализ последствий пандемии 2009 г. показывает, что иммунитет против сезонных штаммов максимален у детей, падает до минимума у людей среднего возраста и снова растет к старости. На протяжении жизни взрослые, в отличие от детей, успевают встретиться с этой инфекцией много раз, и тем не менее иммунный ответ у них ослабевает. Такой парадокс не мог пройти мимо внимания биологов. Путь к пониманию способов распространения гриппа совсем не прост, и мы пытались подобрать ключи к его разгадке с помощью математических моделей, имитирующих работу иммунной системы. Эти модели позволяют проанализировать, как предыдущая инфекция могла повлиять на иммунный ответ при следующей встрече с патогеном и как изменяется уровень защиты с возрастом. Сопоставляя результаты моделирования с реальными данными, мы начинаем выявлять процессы, которые опосредуют иммунную реакцию на возбудителя гриппа. В ходе работы мы получили новые подтверждения справедливости одной довольно замысловатой гипотезы, которая была сформулирована более полувека назад и называлась столь же причудливо: «первородный антигенный грех». Она объясняла, почему иммунный ответ на вирус гриппа максимален у детей. Эта теория уже помогла понять, почему некоторые популяции пострадали особенно сильно в ходе последних вспышек, и мы надеемся, что в конце концов сможем прогнозировать, как поведут себя разные группы в будущем.

Подробнее читайте на страницах журнала "В мире науки" №02_2015