Статья продается только в составе журнала

Давайте представим семейную пару, приглашенную на день рождения. Благодаря многолетнему опыту каждый интуитивно знает, что надо делать. Один супруг выясняет, какой требуется стиль одежды, другой хорошо запомнил, куда и когда надо прийти. В некоторой степени мы все полагаемся на память других людей. При встрече с новой информацией мы автоматически распределяем среди членов нашей социальной группы ответственность за запоминание тех или иных фактов и идей, некоторые вещи запоминаем сами и рассчитываем, что другие запомнят остальное. Если нам не удается вспомнить нужное имя или способ починки сломавшегося механизма, мы просто обращаемся к кому-то еще, кто должен быть в курсе. Если ваш автомобиль начинает издавать лязгающие звуки, вы позвоните своему другу Рэю, потому что он разбирается в технике. Не можете вспомнить, кто снимался в фильме «Касабланка»? Это должна знать Марси, она киноман. Все виды информации, простой и сложной, распределяются среди членов группы, будь то семья или бухгалтерия транснациональной корпорации. В любом случае мы знаем не только свой кусочек информации, но и то, какие сведения должны помнить другие члены группы. Такое разделение позволяет избежать ненужного дублирования усилий и расширить объем памяти всей группы в целом. Когда мы избавляемся от ответственности за некоторые виды информации, передавая ее другим людям, у нас появляется возможность глубже разобраться в тех областях, за которые мы несем ответственность. Если знания распределены между членами группы, каждый может получить более широкую и глубокую информацию, чем если бы действовал в одиночку. Распределение информации связывает членов группы друг с другом: знаний одного человека недостаточно, должна быть возможность использовать коллективные знания всей группы. Если нашу пару, собирающуюся на празднование дня рождения, разделить, возникнут сложности: один из партнеров может бродить по улицам во фраке и цилиндре, а второй придет на официальную вечеринку вовремя, но в фуфайке. Такое распределение знаний, получившее название «трансактивная память», возникло в мире, где люди взаимодействовали лицом к лицу, а человеческий мозг был главным хранилищем данных. Но этого мира больше не существует. Благодаря развитию Интернета содержимое памяти отдельных людей потеряло свое значение. Все сильно изменилось после того, как у населения появились айфоны с системой Siri. Наши исследования показали, что люди относятся к Интернету как к партнеру по трансактивной памяти. Мы доверяем Всемирной паутине роль хранителя нужных нам знаний так же легко, как если бы это был член нашей семьи, друг или любовник. С другой стороны, в отличие от человека, Интернет знает больше и может выдавать информацию быстрее. На сегодня почти вся информация легко находится с помощью скоростных поисковых систем. Вполне возможно, что Интернет вытесняет не только других людей, хранящих информацию, но и наши собственные познавательные процессы. Интернет может не только избавить нас от необходимости обмениваться информацией с партнером, но еще и ослабить наше желание отслеживать и запоминать важную информацию. Мы называли это Google-эффектом.