Статья продается только в составе журнала

15 января 1919 г., когда Мартин Клаферти (Martin Clougherty) пробуждался от дневного сна, в его спальню хлынула волна мелассы (кормовая патока, побочный продукт сахарного производства, сиропообразная жидкость темно-бурого цвета со специфическим запахом. — Примеч. пер.), вынесшая его на середину улицы. Побитый, но не потерявший сознания, он сумел удержаться на ногах, стоя по грудь в вязкой жиже и стирая сгустки грязи с глаз. Мимо него проплывали в густой жидкой массе обломки его дома. Взобравшись на подобие плота из обломков — каркас его кровати, — он заметил руку, едва выступающую из жижи. Он ухватил ее, потянул и в итоге вытащил на свой плот задыхающуюся женщину — свою сестру Терезу. Меньше чем в 30 м от дома Клаферти дал трещину резервуар высотой с пятиэтажный дом, заполненный почти доверху мелассой, вылив на улицы района Бостона Норт-Энд больше 7,5 тыс. кубометров сиропа. Волна высотой в максимуме почти 8 м и шириной почти 50 м сносила дома, опрокидывала грузовики и сорвала с фундамента пожарное депо. При этом второй этаж депо обрушился первым, заперев в тесном и очень низком пространстве несколько пожарных и камнереза. Крепкие парни пытались пробираться через мелассу, но каждое движение требовало огромных усилий, и один из парней утонул, не выдержав этих усилий. Всего в этой катастрофе погиб 21 человек и пострадали 150, многие из которых увязли в густой жидкости и не могли выбраться без посторонней помощи. Все это подробно описал в своей книге ≪Темная волна≫ (Dark Tide) Стивен Пулео (Stephen Puleo). Приливная волна из патоки — вещь настолько необычная, что в нее поначалу даже трудно поверить. Однако для некоторых из самых распространенных форм жизни на Земле среда из сиропа — повседневная реальность. Многие бактерии, инфузории и другие микроорганизмы настолько малы, что передвигаться в воде им не менее трудно, чем человеку в мелассе. По сути, бактерии вынуждены преодолевать вязкостные силы в миллионы раз больше тех, которые обрушились на Бостон в 1919 г. Для преодоления этой трудности микроорганизмы выработали в ходе эволюции сложные и необычные способы передвижения. Бактерии и другие микроорганизмы не просто плывут — они толкают и тянут, двигаются рывками, вращаются, ввинчиваются в вязкие жидкости. У большинства микроорганизмов перемещение обеспечивают явно видимые внешние придатки, но некоторые микроскопические создания многие десятилетия озадачивали ученых, отказываясь демонстрировать свои хитрости. Однако в последние годы биологи сумели с помощью все более мощных кинокамер и микроскопов обнаружить несколько неизвестных ранее приспособлений. Оказалось, что даже некоторые детально изученные микроорганизмы передвигаются способами, о которых ученые не подозревали. Новые исследования выявили мудреные белковые ≪моторы≫, скрытые в клетках бактерий; разжижающие слизь ферменты, изменяющие свойства среды, в которой передвигаются микроорганизмы, что облегчает им движение. Обнаружили также бактерии с миниатюрными присосками для подтягивания. ≪Если бы сегодня мир был внезапно залит мелассой, люди столкнулись бы с серьезными проблемами, —говорит Джасинта Конрад (Jacinta Conrad), изучающая бактерии и сложные жидкости в Хьюстонском университете. — Бактерии же очень быстро размножаются и обладают очень высокой приспособляемостью, и это одни из тех свойств, которые позволяют им завоевывать мир. Если у них нет подходящих придатков или инструментов для передвижения в жидкостях, велика вероятность того, что некоторые из их потомков обзаведутся ими в ближайшем будущем≫.

Подробнее читайте на страницах журнала "В мире науки" №5_2014