Статья продается только в составе журнала

В тот жаркий день я стояла посреди виноградника, вся в пыли, поту и липком соке винограда, который я собирала для своего исследования о воздействии света и тепла на биохимию виноградных ягод. Внезапно я увидела то, что глубоко поразило меня. В уголке этого участка площадью 2,63 га в регионе Карнерос, на территории прославленной виноделием долины Сонома в штате Калифорния, где ряд за рядом тянулись аккуратные ряды винограда пино нуар, обнаружилась группа кустов посторонних сортов винограда. Когда-то мне довелось изучать как часть моей дипломной работы по виноградарству таинственное искусство ампелографии — методики распознавания виноградной лозы по форме листьев и гроздей ягод, — и я смогла сделать обоснованное предположение относительно названий сортов. Это были красные сорта каберне фран, пти вердо, сира и мальбек, а также один белый сорт — совиньон блан. При первой же встрече в находящемся неподалеку городе Напе с моим старым школьным приятелем Недом Хиллом (Ned Hill), управляющим несколькими великолепными виноградниками в регионе, я спросила его об этих странных кустах. «Я провожу эксперимент, — ответил он. — Сейчас у нас тут слишком жарко для выращивания пино. В данный момент цена на него хорошая, и я не хочу ничего менять. Но уже очень скоро может стать более разумным выращивать иное, поэтому я опробую некоторые более теплолюбивые сорта». Выращивать каберне в Карнерос? Звучит как какая-то несуразность. Окрестности Напы вверх по долине славятся каберне, но здесь, где долины Сонома и Напа, соединяясь, выходят к берегу залива Сан-Франциско, существенно прохладнее — это вполне привычная территория для винограда пино нуар. В регионе с мягкой погодой днем и прохладными ночами, свежим морским бризом и глинистой почвой местное пино приобретает привкус свежей клубники и пряностей, напоминающих кардамон и корицу. Это аромат родных для меня мест, и такая характерная особенность делает подобное вино особо ценным и исключительным. Впрочем, если показатели температуры воздуха продолжат расти, вино из здешнего винограда пино уже не будет прежним. Местные виноградари и вправду могут перейти на виноградные сорта сира или даже каберне, но этим они рискуют разрушить традицию Карнерос и, может быть, нанести ущерб торговле. Возможно, мой друг мог бы переместить выращивание винограда к северу в расчете на более прохладный климат, однако в другом месте на виноград пино будут оказывать воздействие почва, влажность и количество осадков; вино из такого винограда уже не будет иметь аромата прежнего «Карнерос пино». Мой друг мог бы применить новые технологии и попытаться использовать появляющиеся методики для сохранения изначального вкуса вина, что, конечно же, непростая задача. Изменение климата уже начинает сказываться на характерных вкусовых качествах различных вин по всему свету — на том, что вы когда-то ощутили и с чем ассоциируете ваши любимые красные и белые вина. В итоге виноградари и виноделы уже не могут пойти на трудные решения в качестве ответной меры. Смогут ли они приспособиться, чтобы быть уверенными, что «Карнерос пино» сохранит букет «Карнерос пино» или «Французское бургундское» — букет «Французского бургундского», что на смену исторически сложившимся винодельческим регионам начнут постепенно приходить новые? Все это будет зависеть от степени изменения климата и масштабов требуемых нововведений. 

Подробнее читайте на страницах журнала "В мире науки" №3_2015