Статья продается только в составе журнала

Ядерные реакторы — национальное достояние
Курчатовский институт начинался как секретная Лаборатория № 2, созданная для решения задачи по созданию советской атомной бомбы. Первым важнейшим этапом на этом сложном пути стал запуск в декабре 1946 г. здесь, тогда на окраине Москвы, реактора Ф-1, на котором была осуществлена первая на континенте Евразии цепная реакция деления урана.
Уже были сброшены американские атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки. Такая демонстрация силы означала, что нам необходимо догнать американцев в кратчайшие сроки.
На минуту задумайтесь: чего это стоило стране, которая вела страшную войну, напрягая все силы, терпя лишения во всем, и стала победителем! Ф-1, наша «монтажка», как ее тогда называли, сегодня продолжает работать в качестве «эталона нейтронного потока», вызывая острую зависть у приезжающих к нам американских коллег, которые свой реактор давно разобрали. Реактор Ф-1 стал памятником науки и техники,  национальным достоянием, куда регулярно приходят с экскурсиями как школьники, так и ветераны атомной промышленности.
Из Курчатовского института вышли первые промышленные реакторы для наработки оружейного плутония. Одновременно здесь началась и вторая линия работ по получению ядерной взрывчатки — линия по разделению изотопов, были запущены первые газодиффузионные каскады для обогащения урана. 22 июня 1948 г. И.В. Курчатов с сотрудниками на Урале вывели на проектную мощность 100-мегаваттный плутониевый реактор. Вскоре, когда первые неудачи были преодолены, а проектная мощность реактора превышена более чем вдвое, началось систематическое накопление плутония. Это был завершающий этап перед испытанием бомбы.
Вот портрет человека, который создал наш институт. Игоря Васильевича Курчатова иногда называют российским Оппенгеймером. При всем уважении к выдающемуся американскому физику я считаю, что Курчатов — человек гораздо большего масштаба. Помимо того, что Игорь Курчатов был ученым с большой буквы, он смог собрать выдающихся людей, дать им свободу в работе, создать вокруг себя творческую  атмосферу. Но в то же время он абсолютно четко держал, что называется, генеральную линию и не давал никому от нее отклоняться.
Он знал все, что происходит в Лаборатории № 2, лично обходил все участки работ, лично участвовал в основных экспериментах, почти всех знал  по именам. Курчатов олицетворял и физика-теоретика, и блестящего экспериментатора, и интегратора, организатора науки. Именно Курчатов при всей жизненной важности атомного проекта заложил и множество других направлений, применений ядерной энергии — прежде всего в мирных целях.
В сфере его интересов были атомная энергетика, флот, летательные аппараты, а позднее космос.
В 1949 г. под руководством Курчатова на полигоне в Семипалатинске была испытана первая советская атомная бомба. На все последующие годы именно созданный нашей страной ядерный щит стал гарантом, основным сдерживающим фактором против развязывания очередной мировой войны и сберег целостность российского государства в лихолетье конца ХХ в.