Статья продается только в составе журнала

Живем ли мы на лучшей в мире планете? Немецкий философ и математик Готфрид Вильгельм Лейбниц считал именно так: в 1710 г. он писал, что наша планета со всеми ее изъянами — самое прекрасное место на свете. Мысль Лейбница открыто высмеяли как ненаучную: его упрекали в том, что он принимает желаемое за действительное. Наиболее отличился в этом французский писатель Вольтер в своей философской повести «Кандид, или Оптимизм». Но Лейбница поддерживала по меньшей мере одна группа ученых — астрономы, которые на протяжении многих десятилетий изучали пространство за пределами Солнечной системы и рассматривали Землю как золотой стандарт.

   Поскольку обитатели Земли — единственная известная нам форма жизни, это дает некоторые основания считать нашу планету эталоном при поисках жизни где-либо еще, например в наиболее сходных с земными областях на Марсе или спутнике Юпитера Европе, на котором есть вода. Однако с открытием потенциально обитаемых планет, обращающихся вокруг других звезд (их называют экзопланетами), этот геоцентрический подход вызывает сомнение.

   За последние 20 с небольшим лет астрономы открыли более 1,8 тыс. экзопланет, а согласно статистике, в нашей Галактике их не менее 100 млрд. Из миров, обнаруженных к настоящему времени, лишь немногие чем-то напоминают Землю. Они отличаются от нашей планеты параметрами орбит, размерами, составом и строением, а кроме того обращаются вокруг самых разнообразных звезд, в том числе существенно меньших по размеру и значительно уступающих по светимости нашему Солнцу. Многообразие свойств экзопланет наводит на мысль, что Земля действительно может быть не лучшим местом для жизни. Условия на некоторых экзопланетах, существенно отличающихся от нашей, могут способствовать формированию и поддержанию стабильной биосферы. И, возможно, именно на них следует искать внеземную и внесолнечную жизнь. 

Подробнее читайте на страницах журнала "В мире науки" №3_2015