МОЯ ЖИЗНЬ ОХОТНИКА ЗА КОМЕТАМИ

Статья продается только в составе журнала

Мысль заняться поисками комет пришла мне в голо­ву 50 лет назад погожим монреальским утром. От­части это было спонтанное решение. Приближалось время сдачи те­ста по французскому языку, и я знал, что экзаменатор, мистер Хатчисон, поинтере­суется, чем я собираюсь заняться в даль­нейшем. Мне нужно было придумать не­что правдоподобное, о чем я смог бы легко рассказать по-французски.

Примерно шестью годами ранее я действительно страстно увлекся наблюдениями ночного неба, но не мог же я про­сто встать и возвестить: «Это будет астрономия!». Мистер Хатчисон непременно захотел бы узнать подробности. Тут я вспомнил о комете, которую недавно обнаружили япон­ские исследователи, — той, что в итоге оказалась самой яркой из всех замеченных в ХХ в. Недолго думая я решил сказать так: «Помимо прочего, я намереваюсь заняться по­исками комет». К тому же по-английски и по-французски слово «комета» звучит почти одинаково, поэтому расска­зать о моем новом призвании на французском будет отно­сительно несложно.

К тому времени, когда я пришел в тот день в школу, у меня уже был готов план исследований на всю оставшуюся жизнь. И ответ, который я дал мистеру Хатчисону, был ни­какой не выдумкой. Я приступил к делу в пятницу вечером,

17 декабря 1965 г., когда Луна представляла собой ущербный полумесяц и ее свет не слишком мешал наблюдениям. С той ночи я ни разу не прерывал поиски комет. К счастью, за­нятия научной журналистикой и чтение лекций о ноч­Ь. ном небе, не говоря уже о поддержке любящей жены Уэнди, позволяют мне заниматься любимым делом и по сей день.