О нанонасекомых

Статья продается только в составе журнала

— Начнем с очень простого вопроса: как и почему физики — выпускники МФТИ становятся деканами биологического факультета МГУ? Или без физиков уже не обходится ни одна из наук?

— И это простой вопрос? С чего начать отвечать? Пожалуй, я начну со своей концепции. Она своя, внутренняя. И не зависит от современных разговоров о конвергенции и прочих теорий. Я убежден в верности своего понимания мира, и оно базируется на моем физтеховском образовании. Отцы-основатели этого вуза, на мой взгляд, придерживались именно этой точки зрения.

— Следовать их взглядам, как мне кажется, весьма неплохая традиция в науке вообще, и в физике в частности.
— Безусловно. Итак, Господь Бог или Природа (как кому нравится), создавая этот мир, не знали, что есть физика, химия, биология, не разделяли их. Я думаю, что это в полной мере касается и общества. Что такое физика или химия? Это модель, которую придумал человек, чтобы описывать реальную природу. Ему так удобнее. Но из этого уже есть вполне объективные следствия: одно из них — физические и химические методы, физические, химические, биологические способы мышления. Второе следствие из этого — ограниченность исследования. Возьмите того же щенка: он бегает вокруг столба и не видит, что дальше. Человечество (с маленькой буквы) оказалось внутри модели, которую само и выдумало.
А ведь самые интересные проблемы находятся как раз на границе оболочки модели и за ее пределами, поэтому говорить о том, что физики работают в биологии или наоборот, не совсем точно. Я поставил бы вопрос иначе: сегодня науки о жизни (я предпочитаю этот термин, т.к.
он гораздо шире, чем биология) — системообразующая область, поскольку она адекватно отвечает на все современные вызовы человечества. Науки о жизни пришли на смену физике атомного ядра, информационным технологиям, другим наукам, главенствующим в ХХ в. Конечно, разделение условное, но вполне понятное. Теперь о том, почему физик возглавляет биофак МГУ. Так случилось, что я оказался в первом выпуске кафедры физики живых систем на Физтехе. На нем работали выдающиеся профессора, и они дали путевку в науку не только мне, но и многим моим коллегам. Из физиологии меня потянуло в молекулярную биологию, и уже больше я не изменял ей. Я занимался молекулярной биофизикой, а это уже пограничные области с генной инженерией.

Подробнее читайте на страницах журнала "В мире науки" №4_2014