О тихом кризисе — в полный голос

Статья продается только в составе журнала

Придать больший вес естественнонаучному образованию значит гарантировать энергетическую безопасность страны, считает президент Политехнического института Ренсселера Ширли Энн Джексон

Когда Ширли Энн Джексон (Shirley Ann Jackson) еще только училась в начальной школе — дело было в 1950-е гг., — она любила наблюдать за жизнью всевозможных насекомых — шмелей, шершней, ос, выясняя, кто из них какие цветки предпочитает, кто более агрессивен и т.д. Ширли тогда открыла для себя много нового. Например, если поместить насекомых в темноту, скажем, куданибудь под крыльцо, то, оказывается, можно изменить суточный ритм этих маленьких созданий. Все свои наблюдения Ширли аккуратно записывала в тетрадь. Но самое главное, что ей удалось постичь в ходе своих опытов, было — нет, не естественнонаучное знание, а сострадание. «Ни одно живое существо нельзя надолго лишать свободы. Не люблю собирать коллекции из мертвых насекомых», — говорит она. Речь ее спокойна и нетороплива, сразу и не подумаешь, что именно эта женщина имеет репутацию авторитетного физика и мысль ее работает молниеносно.

Ширли Джексон вступила в пору юности в те времена, когда в США набирало силу движение за гражданские права чернокожих. В 1964 г. она окончила Школу им. Теодора Рузвельта в Вашингтоне, причем на выпускной церемонии была удостоена чести произнести прощальную речь. После школы она переключилась на изучение физики элементарных частиц и уже в 1973 г. стала первой афроамериканкой, получившей ученую степень.


Интервью: Брендан Боррелл