Статья продается только в составе журнала

В один из солнечных весенних дней один из нас
(Ланс Диксон), направляясь в аэропорт Хитроу,
спустился в лондонскую подземку на станции
«Майл-энд». Глядя на незнакомца — одного
из более чем 3 млн пассажиров, ежедневно пользующих-
ся лондонским метрополитеном, — он вдруг задумался:
какова вероятность, что этот незнакомец выйдет, ска-
жем, в Уимблдоне? Как можно ее вычислить при условии,
что человек может направиться по любому из маршру-
тов? Размышляя об этом, он понял, что вопрос этот срод-
ни сложным задачам, с которыми сталкиваются ученые,
работающие в области физики элементарных частиц,
в попытке предсказать результат столкновения частиц
в современных экспериментах.
Недалеко от Женевы в CERN, в Большом адронном кол-
лайдере (БАК), главной в нашем веке машине для откры-
тий, протоны, разогнанные почти до скорости света,
сталкивают друг с другом, чтобы потом изучать оскол-
ки, образующиеся в результате этих столкновений.
Строительство коллайдера — ускорителя на встреч-
ных пучках — и его детекторов потребовало техниче-
ских решений на грани возможного. Расшифровка по-
казаний детектора — задача не менее грандиозная, хотя
и в меньшей степени заметная для окружающих. На пер-
вый взгляд это даже покажется странным. Стандартная
модель физики элементарных частиц — уже прочно усто-
явшаяся теория, и физики повсеместно пользуются ею
для предсказания результатов экспериментов. Для этого
мы применяем метод расчета, придуманный более 60 лет
назад известным физиком Ричардом Фейнманом. Каж-
дый, кто работает в области физики элементарных ча-
стиц, изучал его метод на старших курсах университе-
та. В основе любой книги или статьи в научно-популяр-
ном журнале, рассказывающей о физике элементарных
частиц, лежат концепции Фейнмана.
Однако его методика устарела и мало подходит для ре-
шения современных задач. Она дает интуитивный, при-
близительный способ, позволяющий изучать простей-
шие процессы, но чрезвычайно трудоемка для расчета
более сложных явлений или для проведения точных вы-
числений. Предсказать, что родится в результате стол-
кновения частиц, гораздо труднее, чем попытаться уга-
дать, на какой станции выйдет пассажир метрополите-
на. Все компьютеры в мире, работая сообща, не смогут
предсказать результат даже вполне рядового столкно-
вения частиц в Большом адронном коллайдере. Но если
теоретики не могут сделать точного предсказания
в рамках известных законов физики относительно из-
вестных форм материи, что мы тогда надеемся понять,
когда коллайдер выдаст нечто действительно новое?