Статья продается только в составе журнала

Года три назад композитор Роберт Александер (Robert L. Alexander) сидел за своим ноутбуком и прослушивал один звуковой файл, от которого большинство людей клонило бы в сон: это были едва различимые хлопки, как будто сильный бриз колышет флаг где-то в отдалении. Звук повторялся снова и снова, иногда чуть громче, иногда тише.

Александер — из тех, кому терпения не занимать. Он продолжал слушать, и на 46-й минуте хлопки прекратились и послышалось нечто вроде шума ветра в лесу. По его воспоминаниям, все напоминало «первородный шум, прародитель всех шумов».