Статья продается только в составе журнала

Знойным июльским днем 2009 г. по едва угадывающейся грунтовой дороге, ведущей вдоль Американского континентального водораздела на юго-западе штата Вайоминг, двигалась колонна полноприводных внедорожных автомобилей. Это была научная экспедиция, направлявшаяся в район, известный под названием Солт-Сейдж-Дро. Здесь шли поиски бесценных для науки сокровищ — окаменелостей, датируемых временем между 55 и 50 млн лет назад, т.е. самым началом эпохи эоцена, когда древним млекопитающим, жившим здесь в предшествующую палеоценовую эпоху, постепенно стали приходить на смену предки современных отрядов этого класса. Один из нас (Роберт Анемон, далее рассказ некоторое время ведется от его лица) уже имеет большой опыт (с 1994 г.) руководства полевыми исследованиями в области геологии, палеонтологии и палеоантропологии на этой территории и может подтвердить, что некоторые участки в Солт-Сейдж-Дро на протяжении многих лет неизменно приносили ученым богатый урожай находок. Но на сей раз мы никак не могли найти нужное место. Наконец я понял, что мы следуем совсем не той дорогой, по которой обычно шли. И все же вскоре выяснилось, что моя ошибка была из числа тех, которые называют счастливыми случайностями. помчался к ним — ведь ископаемые челюсти с сохранившимися зубами имеют большую научную ценность, т.к. по ним даже в отсутствии других частей скелета можно определить таксономическое положение животного и его рацион. То, что произошло дальше, можно назвать мечтой охотника за ископаемыми. Мои студенты буквально напали на золотую жилу. Это место оказалось не просто очередным заурядным скоплением, где вам достается несколько челюстей или полсотни зубов, упавших из выветренного песчаника. Нет, нам посчастливилось обнаружить настоящую сокровищницу, из которой на данный момент мы извлекли около 500 хорошо сохранившихся челюстей, а также несколько тысяч зубов и других костей, принадлежавших более чем 20 различным видам древних млекопитающих, обитавших здесь около 50 млн лет назад. Мы назвали это место «Жертвенник Тима», и оно по сей день остается одним из богатейших захоронений млекопитающих раннего эоцена на всем американском Западе. Моя группа была далеко не первой из тех, кому посчастливилось найти крупные палеонтологические захоронения, — но все это получалось более или менее случайно. История палеонтологии полна рассказов о том, как сенсационные находки совершились благодаря научной интуиции их авторов. Скажем прямо: методы, используемые палеонтологами при поиске мест захоронения позвоночных животных, мало в чем изменились с первых дней становления этой научной области. Как и первые исследователи-палеонтологи в XIX в., мы пользуемся геологическими и топографическими данными, чтобы выявить наиболее вероятные места скоплений окаменелостей, имеющих шансы сохраниться в древних осадочных породах. Но если не считать этого, сам результат — найдем ли мы золотую жилу или останемся нищими — почти целиком зависит от милости фортуны, и тяжкий труд по поиску окаменелостей куда чаще остается безрезультатным, чем приводит к блестящим открытиям. Случай с находкой «Жертвенника Тима» заставил меня задуматься о том, не существует ли более действенного способа для выбора мест, на которых наши полевые группы должны сконцентрировать усилия при поиске ископаемых. Мы знали, что интересующие нас окаменелости должны находиться в пластах песчаника возрастом от 55 до 50 млн лет, и мы знали, где именно на территории континентального водораздела эти осадочные слои выходят на поверхность, становясь доступными для изучения. Но хотя такая информация позволяла несколько сузить территорию поиска, нам оставались еще тысячи неисследованных квадратных километров и все шансы вернуться из экспедиций с пустыми руками. И вот как-то ночью в нашем палаточном лагере — в одну из тех безоблачных ночей, когда на здешнем небе, не затуманенном городской пылью, мы можем видеть среди звезд яркие точки пролетающих над головой спутников, — у меня появилась идея. А что если объединить наши знания о геологии, топографии и палеонтологии континентального водораздела, территории площадью в 10 тыс кв. км., со спутниковыми снимками, чтобы, грубо говоря, составить карту наиболее вероятных мест залегания окаменелостей? Возможно, спутники способны «разглядеть» те особенности ландшафта, недоступные невооруженному глазу, которые могли бы помочь нам найти как можно больше отложений песчаника и выделить те из них, где с наибольшей вероятностью имеются палеонтологические захоронения.  

Подробнее читайте на страницах журнала "В мире науки" №7-8_2014