Термояд: журавль в небе?

Статья продается только в составе журнала

В холодный и пасмурный ноябрьский день 1985 г. в Женеве приземлился «борт номер один». Президент Рональд Рейган прибыл на встречу с Михаилом Горбачевым, новым лидером Советского Союза. Рейган осознавал растущий риск катастрофической ядерной войны и стремился к сокращению гигантских арсеналов двух сверхдержав. Горбачев также понимал, что гонка вооружений душит советскую экономику.
Однако тет-а-тет вскоре закончился. Рейган излагал Горбачеву историю советской агрессии; Горбачев обрушился на рейгановскую Стратегическую оборонную инициативу, целью которой было уничтожение в небе приближающихся ядерных боеголовок. В пять часов
утра обе стороны согласились подписать совместное заявление, не содержащее определенных обязательств.
И в самом низу, почти в виде примечания, оба лидера дали обещание начать разработку нового источника энергии «на благо всего человечества». Это примечание привело в движение проект, постепенно превратившийся, без сомнения, в самое амбициозное научное предприятие XXI в. — сочетание множества сложнейших экспериментальных технологий, с помощью которых, если все пройдет удачно, человечество найдет выход из энергетического кризиса.
С помощью ITER (International Experimental Thermonuclear Reactor, также имеется в виду лат. iter — путь) будет сделана попытка воспроизвести здесь, на Земле, процесс выделения энергии на Солнце. ITER будет производить около 500 МВт энергии — в десять раз больше, чем не-
обходимо для поддержания его работы. При этом будет расходоваться в основном водород, самый распространенный элемент во Вселенной. Проект продемонстрирует принципы технологии, которая обеспечит практически неисчерпаемый источник энергии для человечества. Политические руководители семи основных стран-участниц, включая США и Россию, с энтузиазмом решили объединить усилия своих наций в осуществлении проекта.
Однако, как и саммит, на котором он был рожден, ITER не оправдал ожиданий. Оценки стоимости проекта удваивались и удваивались по мере того, как технические проблемы находили приемлемые с точки зрения бюрократии решения. Например, вместо того чтобы объединить
свои ресурсы, каждый из семи партнеров производит определенные детали и элементы установки у себя с последующей их сборкой на строительной площадке ITER на юге Франции. Такой процесс напоминает попытку построить «Боинг-747» на заднем дворе, заказывая по каталогам болты, гайки и прочий крепеж. Проект осуществляется неспешно. Полгода назад ITER представлял собой яму глубиной 17 м, которая только недавно была заполнена десятками тысяч кубометров бетона. Дата старта была отодвинута с 2016–2018 гг. на конец 2020 г. Первый реальный эксперимент по производству энергии начнется не ранее 2026 г. — спустя 20 лет после начала постройки