Статья продается только в составе журнала

В июне 2004 г. меня попросили проконсультировать 24-летнюю девушку, которая только что окончила колледж и собиралась выходить замуж. Несколько последних месяцев Ширли мучил непрекращающийся кашель. В конце концов ей была сделана компьютерная томография, выявившая множество каких-то образований в легких. Дальнейшие обследования показали, что у девушки меланома, а образования — это метастазы. Ширли немедленно начали вводить противоопухолевые препараты. В перерыве между курсами все-таки состоялась свадьба. К сожалению, два раунда тяжелейшего лечения и лучевая терапия, растянувшиеся на два года, замедлили, но не остановили распространение метастазов. Положение было безвыходным. Я рассказал девушке о только что начавшемся тестировании совершенно другого метода борьбы с раком, основанного на стимулировании иммунной системы больного. Тестирование имело рандомизированный характер — это означало, что не каждый испытуемый получал новый препарат, известный в то время как MDX‑010, но Ширли согласилась участвовать. По ходу четырех курсов терапии несколько раз было проведено КТ‑сканирование; последнее из них не обнаружило никаких следов меланомы. Наступила полная ремиссия. Сегодня Ширли совершенно здорова, у нее двое прелестных детишек и, по ее словам, она «забыла о прошлом». Что касается меня, практикующего врача-онколога и исследователя, чудесное исцеление Ширли означало осуществление давней мечты ученых о создании эффективного противоракового средства, направляющего всю мощь иммунной системы больного на остановку патологического процесса. Оптимизма у медицинского сообщества прибавилось после того, как в прошлом году аналогичным образом были излечены пациенты, страдающие лейкозом, раком почек и легких. Конечно, иммунотерапия — не панацея, но с ее помощью уже достигнуты значительно большие успехи в борьбе с онкологическими заболеваниями на поздних стадиях, чем за несколько последних десятилетий. 

Подробнее читайте на страницах журнала "В мире науки" №7-8_2014