12 2006 Катастрофизика

Катастрофизика

№ 12 2006

Электронная версия

50,00 RUR

Купить

По вопросам приобретения печатной версии свежих и архивных выпусков журнала обращайтесь по телефону 8 (495) 939-42-66. Подробнее

Свет ИСТИНЫ Достигнув определенных профессиональных высот, некоторые ученые считают долгом публично заявить о своих религиозных убеждениях.

Свет ИСТИНЫ

Достигнув определенных профессиональных высот, некоторые ученые считают долгом публично заявить о своих религиозных убеждениях. Оуэн Гингерич (Owen Gingerich) и Фрэнсис Коллинз (Francis Collins), следуя примеру Артура Эддингтона (Arthur Eddington) и Макса Планка (Max Planck), утверждают, что не видят противоречий между верой и научными знаниями. Если обратить внимание на цели, которые ставят перед собой и религия, и наука (познание основ мироздания и сути человека), а также подойти к этим высказываниям с точки зрения эволюции религиозных взглядов (от многобожия к вере в единого Бога, характерной для современных мировых религий), то в каком-то смысле они правы. Кроме того, масштаб конфликта между религией и наукой сильно преувеличен. Несмотря на то, что американцы славятся своей религиозностью, опросы общественного мнения в США показывают, что большинство ученых не считают себя верующими. Однако дело даже не в непримиримости религиозных и научных представлений, а в том, что религий много и между ними существуют разногласия (не говоря уже о распрях и войнах), а наука едина. Именно это противоречие никто не пытается или не может преодолеть. Как писал Альберт Эйнштейн, быть ученым — значит иметь силу духа, чтобы продолжать работу, несмотря на разочарования и одиночество, и порой именно вера в Бога может дать эту силу. Несомненно, научные открытия противоречат некоторым догматам церкви. Космология, геология и основанная на идеях дарвинизма биология полностью опровергают буквальное толкование мифов о сотворении мира. Тем не менее, ниспровержение религии не входит в задачи науки: проводя исследования, ученые имеют дело с тем, что можно изучить, измерить и подтвердить экспериментально. Вера же не требует никаких доказательств. Об этом писал еще Квинт Тертуллиан, богослов, живший в Карфагене во II–III вв. н.э.: Cre do quia absurdum («Верую, ибо абсурдно»). Какими бы искренними ни были заявления ученых о религиозных убеждениях, скорее всего, они стремятся примирить свои знания о бесстрастной Вселенной с эмоциональной верой в более значительный замысел. Такая потребность может быть вызвана стремлением противостоять господствующим в большинстве современных обществ тенденциям к деконструкции любых серьезных построений, в том числе и в области морали. Поиск вечных истин, обращение к религии, как, впрочем, и увлечение мистическими обрядами, всевозможными колдунами, экстрасенсами и лженаучными теориями, отражают моральный кризис мирового сообщества людей. В эпоху демографической революции, которую переживает человечество, масштаб социальных изменений стал столь значительным, что ни отдельная личность, ни общество в целом не успевают приспосабливаться к темпам перемен миропорядка, что приводит к потере традиционных нравственных ориентиров. Что же касается «противостояния» религии и науки, на самом деле оно связано лишь с расхождениями между различными системами убеждений и нравственных принципов, когда часть плюралистического общества должна ограничивать действия тех, кто придерживается иных ценностей. Поэтому следует уделять внимание не иллюзорному водоразделу между наукой и религией, а политической системе, которая пытается манипулировать как той, так и другой, и при этом слишком далека от решения реальных проблем.