Бесплатные статьи журнала

Использование аддитивных технологий открывает перед человечеством принципиально новые возможности 

В холле первого этажа Новосибирского государственного университета стоит большой глобус, утыканный флажками. Сколько их — не сосчитать. Ими отмечены научные центры в разных точках мира, где работают выпускники НГУ. При этом они не теряют связей с альма-матер: кто-то здесь преподает, кто-то вернулся, кто-то приезжает на публичные лекции. Это и неудивительно: ведь НГУ исторически считается одним из лучших университетов мира. Говорят, НГУ — это навсегда. О том, как в наше непростое время сохранить престиж науки среди молодежи, — наш разговор с его ректором Михаилом Петровичем Федоруком. 

Постройте дорогу в голое поле, подведите туда воду и электричество, и вы увидите, что через какое-то время там появится город 

Он несколько раз был на краю пропасти — той, что разделяет жизнь и смерть. И ничего необычного в этом не видит, такая у него профессия — геолог. Николай Петрович Похиленко, академик, директор Института геологии и минералогии им. В.С. Соболева Сибирского отделения РАН — один из самых известных в мире специалистов по алмазам. Ему довелось искать и находить месторождения алмазов в разных уголках планеты. Самые известные открытия сделаны им в Якутии и Канаде, в тех районах, где, по данным маститых ученых, их не должно было быть. Но Похиленко доказал, что и классики иногда ошибаются.   

Академик М.И. Эпов:

«Сейчас никто не будет вкладывать деньги, чтобы чтото получить через 30 лет. Горизонт планирования стал гораздо ближе»

Академик В.М. Фомин:

«Медицина — это не наша основная работа, а хобби. Но хобби любимое»

Институт теоретической и прикладной механики им. С.А. Христиановича СО РАН исторически занимается аэрогазодинамкой, или, по словам его научного руководителя академика Василия Михайловича Фомина, «всем, что летает, бегает, прыгает и стреляет». Однако разговор у нас получился сугубо мирный. Главное хобби института — медицинские разработки, способные спасти не одну сотню человеческих жизней, — стало для его сотрудников не менее важным, нежели основные задачи, для решения которых в далеком 1957 г. институт и создавался. Об этом и многом другом — наш разговор с академиком В.М. Фоминым и его учеником, директором института членом-корреспондентом РАН Александром Николаевичем Шиплюком.

Наши теоретические знания, полученные в лабораториях, хорошо вписались в объяснения глобальных процессов в масштабах Земли

Конструкторско-технологическом институте научного приборостроения СО РАН есть музей, где среди экспонатов — механизмы, похожие на зонтики, сигары, чашки… С первого взгляда и не поймешь, для чего они нужны. Оказывается, все это — модели сверхсложной высокотехнологичной аппаратуры, которая разработана в стенах института и в большинстве своем уже работает на благо человечества, о чем с нескрываемой гордостью рассказывает директор института доктор технических наук Юрий Васильевич Чугуй. 

«Власти должны понимать, что менталитет ученого совсем иной: его интересует новое, а не копирование уже известного».

Член-корреспондент РАН А.В. Латышев 

Наверное, пришло время, когда надо перестать читать фантастические романы — они уже не способны поражать наше воображение. Чтобы удовлетворить свою фантазию, почувствовать приближение чего-то необычного, а подчас даже и потрогать его, следует отправиться на очередную выставку достижений науки и побеседовать с учеными. Именно это я и сделал, открыв двери Института физики полупроводников им. А.В. Ржанова СО РАН, где встретился с его директором членом-корреспондентом РАН Александром Васильевичем Латышевым. 

На столе у члена-корреспондента РАН Сергея Владимировича Алексеенко, директора Института теплофизики СО РАН, лежит странной формы обгоревший камень, похожий на метеорит. «Что это?» — спрашиваю, прикасаясь к его темному блестящему боку. «Это козел», — с улыбкой отвечает мой собеседник. Оказывается, так называют твердый угольный шлак, который забивает подовое отверстие камеры сгорания при охлаждении стекающего по стенкам топки жидкого шлака. Его отделяют и выбрасывают. Но этот получился красивый — жалко. Хотя дело не только в красоте. С.В. Алексеенко и его коллеги придумали целый ряд новых способов решения энергетических проблем человечества, и этот камень — побочный продукт реализации таких идей, ставший чем-то вроде музейного экспоната. И подобных чудо-экспонатов в институте множество.

В Институте химической биологии и фундаментальной медицины СО РАН занимаются изучением биологических молекул и молекулярных механизмов, обеспечивающих функционирование живых систем, и созданием на их основе «интеллектуальных» материалов и устройств для медицины. Уникальность института — в междисциплинарных исследованиях и интеграционных проектах, а также, как говорит его директор академик Валентин Викторович Власов, в «привычке во всем идти до конца: от получения новых знаний до создания молекул с заданными функциями и различных медицинских приборов». 

Я вспомнил строки А.С. Пушкина о солнце, как только узнал, что академик Валентин Николаевич Пармон стал лауреатом престижной премии «Глобальная энергия»: